Библиотека

Луиджи Колани

Луиджи Колани родился 2 августа 1928 года в Берлине. По прописке Луиджи Колани — немец, «самый итальянский из немцев», как говорят про него. Звучная фамилия досталась ему от отца, имя — творческий псевдоним, в который превратилось немецкое Лутц по паспорту.

Отец Луиджи работал художником в кино и с детства прививал мальчику любовь к конструированию. Ему не покупали игрушек, а давали бумагу и клей, чтобы он сделал их себе сам.

Луиджи закончил берлинскую Академию художеств по классу скульптуры и живописи, а затем учился на инженера в Сорбонне. Подлинной страстью, раз и навсегда захватившей дизайнера, стал мир высоких скоростей. Он стал пионером аэродинамики в дизайне и развил на ее основе новый стиль — биодизайн.

Луиджи Колани (Luigi Colani) — человек-легенда. Эксцентрик и неутомимый экспериментатор с неизменной сигарой в руке, стартовавший в конце 1940-х (!), он до последних дней оставался в строю и не переставал удивлять.

Считается, что Колани намного опередил свое время. И действительно — первые чертежи футуристической урбанистики он нарисовал еще в 1980-х, но они ушли в стол. А последним масштабным проектом мастера стал проект города будущего Human City, созданный для нужд перенаселенного Китая.

Главный принцип биодизайна — ориентация на природные формы. А по мнению Колани, все в природе стремится к кругу. На слуху его манифест: «Я творю по заветам Галилея. Мой мир будет круглым». Поэтому все объекты Колани обтекаемых форм. Будь то бутылка для воды, фотоаппарат, кресло, автомобиль или… гроб — настоящий дизайнерский гроб by Colani, созданный 80-летним дизайнером в 2000-х.

Кресла и шезлонги Tv-Relax, Kusch+Co, 1969.
Кресла и шезлонги Tv-Relax, Kusch+Co, 1969

Наибольшую известность дизайнер получил в области автоиндустрии: 40 концепт-каров  в среднем по два за год, во всех смыслах улетного вида грузовики, серийные авто, мотоциклы и другие виды транспорта. В числе последних, например, базовые модели для Alfa Romeo, Lancia, BMW и ставший легендарным редизайн Fiat 1100 (модификация 103), получивший главный приз Женевского автосалона в 1954 году. С этого, собственно, и началась слава дизайнера, за пару десятилетий сделавшая его главным визионером автомобильного мира 20 века. Хорошо известны его работы для команды Формулы-1 Eitelland.

Родстер Colani L’Aiglon, 1976.
Родстер Colani L’Aiglon, 1976

В 1972-м дизайнер придумал для нее гоночный болид, названный одним из самых необычных суперкаров, когда-либо выступавших на трассах «Формулы». Концепт Колани для Lamborghini (1970-е) — кабина в виде дождевой капли, готовой вот-вот упасть с «листа» капота. В конце 1980-х появилась бионическая модификация «Корветта» Шевроле, придуманная Колани.

Пластиковый спорткар Colani New RS, 1978.
Спорткар Colani New RS, 1978

Дизайнер ввел в оборот термин «кит-кар». Действительно, его автомобили напоминают жителей морских глубин: китов, дельфинов, хищных рыб. Тот же «Корветт» очень похож на сома. В портфолио Колани есть вертолеты-«касатки» и грузовики-«белуги». Колани не записался в «Гринпис», просто он берет форму, максимально «обкатанную» природой. И его автомобили бьют рекорды скорости при минимальном сжигании топлива.

Я творю по заветам Галилея. Мой мир будет круглым.

Луиджи Колани

Хорошо известны суперфутуристичные грузовики Колани с откидными, обзорными кабинами, как у истребителей, и интерьером в духе космических кораблей (кстати, он консультирует NASA на предмет дизайна шаттлов). Однако, грузовики Colani, которые он придумывает вот уже двадцать лет, пока используются в основном как шоу-кары продуктовых компаний и не поступили в серийное производство. Последние годы дизайнер живёт главным образом за счет продажи очков, коллекцию которых он придумал в начале 2000-х. Все модели — аэродинамических форм.

Футуристичный трейлер KYK.
Футуристичный трейлер KYK

Колани часто переезжал. В начале 1990-х, решив, что его идеи слишком смелы для Европы, он обосновался в Японии. В 2010-м — Китай: открыл студию в Шанхае, а затем в Бэйхае, городе на юге страны, который, по прогнозам, через пару лет станет самым быстрорастущим в мире.

Азия жадна до идей, а Европа пресыщена, и это ее убивает. Будущее идет из той части света.

Луиджи Колани
Персональный компьютер Vobis Highscreen PC, 1993.
Персональный компьютер Vobis Highscreen PC, 1993

В природе не бывает прямых линий. Вот почему я верю в биодизайн и органические формы с их экспрессией и чувственностью.

Луиджи Колани
Рояль Pegasus Grand Piano, Schimmel, 1997. Такие рояли стоят в доме у Ленни Кравица, Принца, Эдди Мерфи и других звезд.
Рояль Pegasus Grand Piano, Schimmel, 1997. Такие рояли стоят в доме у Ленни Кравица, Принца, Эдди Мерфи и других звезд.
Коврик для ванной.
Коврик для ванной

Однако, он не вполне справедлив: дизайнерские центры Колани есть не только в Японии, но и в его родной Германии. Он регулярно получает всевозможные премии в этой части света. В 2004-м выступал спикером Международного экономического форума в Давосе. В Карлсруэ к 80-летию устраивали масштабную ретроспективу работ мэтра. В 2011-м о Колани рассказывали в Музее архитектуры им. Щусева в Москве в рамках экспозиции, посвященной Human City. Работы мастера есть и за океаном: в МоМА и Cooper Hewitt.

Чайный сервиз Drop, Rosenthal, 1971.
Чайный сервиз Drop, Rosenthal, 1971

Из предметного дизайна Колани, с которым сталкивался почти каждый, можно вспомнить: фотоаппарат Canon T90 (Колани считает его своей лучшей работой), копилку в виде «аэродинамичного» слоника, которую часто дарят и до сих пор, обои Colani Visions для Marburg, авторские ковры и чайный сервиз Drop для немецкой мануфактуры Rosenthal — снова обтекаемой формы, «цельнолитой», как сказали бы о кузове автомобиля. Колани любил повторять, что 70% из того, что он создал, осталось на бумаге. Возможно, будущее это исправит.

Возможно, вы слышали это имя наряду с Марчелло Гандини, Джузеппе Бертоне и Джорджетто Джуджаро. Хотя, по большому счету, ни одного полноценного серийного проекта на счету Колани нет, переоценить его вклад в мировую автомобильную культуру практически невозможно.

Луиджи Колани — один из самых отвязных фриков автомобильного дизайна, изображение №14

Колани известен и как один из самых отвязных фриков автомобильного дизайна, и как один из главных художников-нонконформистов, и как великий универсал. Впрочем, это определение можно применить к любому гению от дизайна, но почерк Колани настолько своеобычен и узнаваем, что ставит его работы не то что особняком, а, скорее, по ту сторону нашего привычного мира.

Луиджи Колани — один из самых отвязных фриков автомобильного дизайна, изображение №15

Подавляющее большинство его экстравагантных работ так и осталось на уровне эскизов или макетов, но кое-какие проекты были все же доведены до стадии постройки прототипов.


Ferrari Testa d’Oro

Один из ярких примеров того, как аэродинамика, внимание к которой Колани проповедовал всю жизнь, влияет на максимальную скорость. Прототип, построенный дизайнером вместе с ателье Lotec — один из немногих действительно ездящих, да еще как! Ходовую версию Testa d’Oro, которая, по слухам, получила свое имя за покрытые золотом крышки двигателей, построили в 1989 году на агрегатах знаменитой Testarossa, снабдив пятилитровым 12-цилиндровым мотором с огромными турбонагнетателями Lotec.

Мотор развивал чудовищные 750 л.с. и 900 Нм крутящего момента. Совместные усилия механиков и дизайнера привели к тому, что в 1991 году в Бонневилле Testa d’Oro смогла разогнаться до 351 км/ч, побив рекорд своего класса. Этот прототип сейчас живет в заводском музее Ferrari, а первый макет Колани — где-то в частной коллекции. И это не единственный случай, когда Колани на деле доказывал преимущества своего подхода: спроектированный им Ford Protoype в том же Бонневилле однажды добился 407 км/ч.


Colani 2CV

Еще один носитель титула рекордсмена, но, так сказать, с другой стороны. Помните нашумевший проект «однолитрового» VW XL1? Луиджи Колани смог добиться похожих результатов еще в 1981 году с использованием самой простой и массовой «тележки» — знаменитого «Дё-шево», Citroen 2CV, и практически стандартного двухцилиндрового мотора. Просто он упаковал все это в специально разработанный кузов с минимальным коэффициентом аэродинамического сопротивления, используя свою излюбленную схему «перевернутое крыло» и поставил на альтернативные колеса.

Луиджи Колани — один из самых отвязных фриков автомобильного дизайна, изображение №20

Значение самого коэффициента, к сожалению, утрачено — а может быть, и вообще не замерялось. Но достоверно известно, что прототипу Колани было достаточно всего 1,7 л топлива на 100 км пути. Точнее, 1,7727 литра.

Луиджи Колани — один из самых отвязных фриков автомобильного дизайна, изображение №21

Colani 112

Не исключено, этот проект стал одной из первых попыток Луиджи наглядно продемонстрировать, что он думает о современной ему автоиндустрии, которая наотрез отказывалась принимать его революционные идеи. Не поэтому ли проект среднемоторного купе с двигателем Ванкеля, своеобразное развитие концепции Mercedes-Benz 111, имеет именно такой цвет и силуэт?

Луиджи Колани — один из самых отвязных фриков автомобильного дизайна, изображение №22

Между тем, даже иронизируя, Колани остался верен себе: Colani 112, созданный в 1970 году, на голову превосходил с точки зрения сопротивления воздуха все тогдашние спорткары. Даже сейчас аэродинамический коэффициент 0,2 считается весьма достойным достижением.


Colani Utah 8

Вообще, словом Utah именовалась целая серия прототипов студии Colani, но отчего-то наибольшую известность получил именно «восьмой». Построен он вокруг мотоциклетного мотора BMW K-100, который благодаря швейцарскому ателье Zoller развивал 160 л.с. В подвеске использованы компоненты от Lotus Super Seven, а кузов сделан из пластика. Утверждается, что 550-килограммовый спорткар имел весьма впечатляющее ускорение, но самым интересным в этом проекте, наверное, можно считать то, как обыграны зеркала заднего вида. Ну и плюс излюбленные Колани «бионические» формы.


Lada Gorbi

А вот это, наверное, одно из самых известных на постсоветском пространстве творений великого и ужасного Колани. Поговаривают, что проектировал он свой вездеход по заказу АвтоВАЗа, но это не точно — зато понятно, откуда взялось название: первый президент СССР Михаил Горбачев в конце 80-х был весьма популярной фигурой на Западе и своего рода символом перемен, происходящих в Советском Союзе.

Кардинально отличается от прародителя и проект Колани. Строго говоря, опознать в нем «старую Ниву» практически невозможно: двухместным футуристическим кузовом Lada Gorbi напоминает скорее транспорт для освоения других планет. Под стать внешности получилась и «тележка» — с полноуправляемым шасси, 200-сильным мотором в базе и огромным дорожным просветом. Это, пожалуй, единственное внедорожное создание Луиджи Колани, заслужившее такую известность.


Дизайнер прожил долгую, бурную и крайне интересную жизнь. Помимо войны с инертной автомобильной общественностью за свои революционные идеи Луиджи проектировал поезда, грузовики, самолеты, мебель, одежду, посуду, чемоданы, музыкальные инструменты и многое другое. Жил и работал в странах Европы, в США, Японии, Китае — настоящий гражданин мира. И скончался в Карлсруэ в возрасте 91 года (16 сентября 2019 г). Низкий поклон Вам за все, маэстро! И Браво!


Автомобили


Мотоциклы


Грузовики


Самолёты

Корабли


Поезда


Мебель


Здания


Дизайнер Росс Лавгроув рассказывает о бесстрашном подходе Колани к дизайну и о своих великих видениях в области мобильности, авиации и будущей жизни. Перевод субтитров ниже ↓

Великолепны моменты размышления об этих выдающихся скульптурных объектах. Я имею ввиду, что для меня это имеет глубоко доисторическое качество вещей. Ты не знаешь откуда они приходят. Они выглядят невероятно древними, но в то же время, знаете, сегодняшними. И мне нравится эта неоднозначность. Эта абстрактная неоднозначность в этих объектах. Многие из этих принципов существуют с незапамятных времён. Если вы посмотрите на эволюцию — эволюция, как таковая, это лишь метаморфозы. И если ты можешь ускорить всё это — на объекты повлияет динамика, гидродинамика, аэродинамика, технология как она есть. И когда всё это совмещается вы получаете удивительно современные объекты. Опять же, совсем не важно что это. Вы видите реакцию людей, когда они приходят. Я действительно думаю, что неизвестность это нечто очень ценное в дизайне. Это так очевидно. Как я всегда говорю, дизайн — это ожидаемое и искусство — это неожиданность. И если вы можете вложить что-то неожиданное в дизайн — дизайн становится лучше. Что ж, если вложить что-то ожидаемое в искусство, я думаю это притупит его. Итак, мы смотрим на это, как на некое конвульсивное извержение выхода чувств без страха. Множество дизайнеров сегодня работают с невероятным страхом, страхом провала, страхом не возможности донести что-то людям, если о них не знают.
Они боятся не быть достаточно популярными, со страхом не продаваться. И в этом смысле, вот что движет таких как я работать более художественно. Потому что в конце дней ты должен делать это сам, с надеждой на последователей в этом. И если мы посмотрим на работы Луиджи на эти удивительные штуки, выглядящие как морские млекопитающие 100 млн лет назад. Тогда вещи были невероятно эволюционирующими, невероятно соответствующими и синергетичными с их окружением. Так что когда Луиджи говорит об автомобилях, если вы читали любую из его публикаций в BM и другие, он говорит очень мудро об экологии, окружающей среде, синергетичности, натуральности, с действительно великим авторитетом в нашем веке, когда все эти идеи потребления топлива, облегчённости, подвижности выходят на передний план публичных дебатов. Многое из этого невероятно уместно. Надеюсь однажды может быть кто-нибудь захочет сказать подобное о моих произведениях, я просто обязан добиться этого :)

Материалы:

(Visited 214 times, 1 visits today)
Метки: , Обновление: 07.06.2020
  BIOTOP  2020
Close